Как Россия создаст «зеленую» экономику из лесов и водорода. Интервью с экспертом РусКлиматФонда

08.11.2021

Температура на планете растет быстрее, чем в последние две тысячи лет и бьет все возможные прогнозы ученых. Летом ЕС ужесточил климатическое законодательство, в октябре правительство России представило стратегию развития с низкими выбросами CO2 до 2050 года. О том, как наша и другие страны переходят к «зеленой» экономике, Plus-one.ru рассказал региональный представитель РусКлиматФонда Дамир Янахов.

 
Дамир Янахов
Дамир Янахов
Фото: rusclimatefund.ru
 

 

Почему покупатели должны быть экосознательными

 

Существует точка зрения, что «зеленые» технологии не снижают выбросы парниковых газов, а наоборот — увеличивают их. Вероятно, такое мнение возникло из-за распространенности гринвошинга (безосновательное позиционирование компании, товара или услуги на рынке как «экологичных». — Прим. Plus-one.ru). Тема экологии является одной из важнейших в современном мире. По результатам глобального исследования, проведенного в 2018 году компанией Nielsen, 73% покупателей поддерживают идеи устойчивого развития и подчеркивают важность защиты окружающей среды. Около трети потребителей готовы платить больше за органические товары и товары, которые не наносят вреда природе. К сожалению, некоторые компании рассматривают интерес к экотеме только как возможность для пиара.

Очень многое зависит от того, каким образом организовано производство. Например, электрокары несомненно наносят гораздо меньший ущерб окружающей среде, чем автомобили с двигателем внутреннего сгорания. Однако, даже если их производители полностью компенсируют свой углеродный след, это не значит, что электрокары станут полностью экологичными. Ведь они потребляют электроэнергию! А значит, углеродный след автомобиля зависит от того, как она была произведена. Скажем, в Норвегии, где бОльшая часть электроэнергии генерируется на гидроэлектростанциях, он будет значительно ниже, чем у такой же машины в Китае, где значительную долю энергии производят угольные ТЭЦ.

 

Как «озеленение» Европы отразится на России

 

Летом этого года Еврокомиссия представила новую программу по защите климата (Fit for 55 — пакет законов, направленный на сокращение выбросов CO2 на 55% к 2030 году, часть Зеленого пакта Европы, EU Green Deal. — Прим. Plus-one.ru). Она среди прочего предполагает введение углеродного налога на продукцию, выпуск которой способствует выбросам парниковых газов. Учитывая сырьевую природу экономики России, наша страна станет одним из основных плательщиков этого налога: «климатические» таможенные пошлины коснутся импорта железа, стали, алюминия, цемента, минеральных удобрений и электроэнергии. Новый закон вступит в силу с 1 января 2023 года, до 2025-го продлится переходный период, необходимый для окончательного урегулирования всех вопросов. Платить налог компании начнут лишь с 2026 года. По оценкам аналитиков KPMG, сумма «ущерба» от углеродного налога для российских компаний может составить €33,3 млрд до 2030 года.

 
Нефтепровод
Нефтепровод
Фото: iStock
 

Я считаю, что углеродный налог — скорее торговый, чем политический инструмент. В ряде европейских стран он действует уже почти 20 лет, и местные компании давно вкладываются в «зеленые» технологии. Позиция ЕС понятна: европейские фирмы платят за выбросы углерода, а зарубежные — нет. Это сказывается на конкурентоспособности первых.

 

Чем «зеленым» ответит Россия

 

В перспективе углеродный налог может стать общемировой практикой, и возникнет необходимость принятия единых методик расчета углеродного следа. Для России это актуальный вопрос.

В начале октября была опубликована новая версия стратегии низкоуглеродного развития России до 2050 года. К середине столетия выбросы парниковых газов планируется сократить на 79%. А к 2060 году — достичь углеродной нейтральности (свести выбросы к минимуму, компенсировав остаток за счет природоохранных проектов. — Прим. Plus-one.ru). Цель весьма амбициозная и труднодостижимая. Хочется верить, что поставлена она не только из-за веяний моды: в последнее время подобные цели перед собой ставят многие государства и компании.

Для этого России необходимо снижать экспорт углеводородов, в перспективе заменив их водородным топливом, увеличивать поглотительную способность лесного и сельского хозяйства. У отечественного бизнеса уже появляются программы углеродной нейтральности.

 
Как Россия создаст «зеленую» экономику из лесов и водорода
Фото: iStock
 

Некоторые методики расчета углеродного следа вызывают ожесточенные споры, например, расчет поглотительной способности российских лесов. К примеру, если учитывать резервные леса (где в течение 20 лет не планируется вести промышленную заготовку древесины. — Прим. Plus-one.ru) или леса на заброшенных сельскохозяйственных землях, поглотительная способность российских лесов существенно увеличится. 

Пока же — и по уровню законодательства, и по опыту реализации климатических проектов — Россия в роли догоняющей. Однако у нас есть большие перспективы, связанные как с огромной площадью страны, с нашими бескрайними лесами — поглотителями CO2, так и с возможностями на рынке чистого водородного топлива. Согласно энергетической стратегии страны, к 2035 году Россия должна занять 16% мирового рынка водорода. На мой взгляд, развитие этого направления — на фоне постепенного отказа от углеводородов — может стать для России перспективным.

Одними из самых затратных составляющих водородной экономики являются транспортировка и хранение водорода. И вот здесь у России есть огромное преимущество в виде обширной сети трубопроводов, которые доставляют наш природный газ в Европу и Китай. Многие из них, как мы знаем, введены в эксплуатацию совсем недавно — «Турецкий поток», «Балканский поток», «Сила Сибири», «Северный поток». 

Для сравнения: перед Китаем, наметившим, как и мы, достичь углеродной нейтральности к 2060 году, стоит еще более амбициозная задача. КНР занимает первое место в мире по выбросам загрязняющих веществ, а в его энергетике по-прежнему преобладает уголь. Поэтому первым важным шагом для Китая станет снижение зависимости от угля. Пока это весьма проблематично: в сентябре 2021 года в большинстве провинций страны возникли серьезные перебои с электроэнергией. Их связывают с дефицитом угля. Но в то же время Китай — крупнейший технологический и инновационный мировой центр (КНР является мировым лидером по производству возобновляемой электроэнергии. — Прим. Plus-one.ru). И я уверен, что рано или поздно китайцы достигнут углеродной нейтральности.

 

Записала

Александра Ходонова

 Интервью опубликовано на сайте Проекта+1 

Читайте так же:

Подписка на новости

Хотите первыми узнавать об актуальных датах посадок и быть в климатической повестке?
Подписывайтесь на нашу рассылку!